Белая тропа

0
296

Снегири красовались подобно новогодним елочным украшениям, контрастируя в компании городских воробьев, привлеченных семенами подсолнечника на развешенных в скверах кормушках.

По серым стволам облетевших кленов сновали поползни и пищухи.

Низкое декабрьское небо временами приносило черные снеговые тучи, однако вместо ожидаемого выпадения белого покрывала с ожидаемыми морозами ничего не происходило, погодный маятник упорно не желал качнуться, дав добро на приход настоящей зимы.

Чернотроп затягивался, а до завершения сезона охоты на сохатого оставалось меньше месяца.

Зима, будто ожидая неведомой команды, взяла старт неожиданно и быстро. Сначала на вечернем горизонте проступила полоска алого заката, заметно стало подмораживать. Выйдя поздно вечером выгуливать пойнтера, я уловил бодрящее дыхание арктического воздуха с порхающими снежинками. Зима стояла на пороге.

Утро пришло в сопровождении первой настоящей пороши, укрывшей окрестности белым саваном. Затем снег стал сыпать с завидным постоянством, и к ближайшим выходным с запланированной облавной лосиной охотой снежный покров уже позволял использовать снегоходную технику.

К удовлетворению большинства участников охоты выпавший снег пока позволял передвигаться, не прибегая к помощи охотничьих лыж, ходить на которых мастерами были не все.

 

Даже в конце декабря некоторые быки еще не успевают сбросить рога. Фото автора.

ПЕРЕД ОХОТОЙ

По окончании рабочего дня в пятницу, вырвавшись из автомобильных пробок и городской суеты, мы прибыли в охотхозяйство на северо-востоке Тверской области, остановившись в комфортабельном бунгало у гостеприимных хозяев на берегу замерзшего озера, испещренного лисьими следами.

После ночевки и короткого завтрака получили инструктаж от руководителя охотхозяйства по технике безопасности и нюансам предстоящей охоты. По обоюдному согласию нашу «ягдкоманду» объединили с бригадой местных охотников, также имевших разрешение на добычу лося. Таким образом, в распоряжении  было три лосиных разрешения.

Инструктаж предусматривал запрет на отстрел коров. Учитывая биологическую особенность сохатого освобождаться после гона от своего ветвистого признака мужественности (а большинство взрослых быков в этот период уже были лишены своего украшения), от стрелков требовалось повышенное внимание. По информации егерей, некоторые быки еще не сбросили рога, что вселяло надежду добыть подходящий трофей.

В охотугодья выехали пораньше, в предутренних сумерках. Зимний день короток, и не хотелось терять время, тем более что первый загон планировался в дальнем участке охотхозяйства. Накануне егеря проверили эти угодья и подтвердили присутствие зверя, которого не тревожили уже изрядный отрезок времени.

Проезжая на егерской «буханке» мимо небольшого колка, поросшего осинником, мы заметили кормящуюся корову с теленком, чуть поодаль в морозной дымке виднелись силуэты пары сохатых, обрабатывающих осиновый молодняк. От пасущейся в бредняке лосихи с телком мы проехали очень близко, но она не прервала кормежку — явное доказательство того, что зверь в этом обходе не настеган.

Находящиеся невдалеке на жировке две молодые телки также не отреагировали на появление проезжающей мимо «буханки». Не спугнули мы и жирующую тетеревиную стаю, облепившую высокую березу на опушке. Лишь отдельные косачи слетели при приближении уазика, остальные качались на ветвях, продолжая кормиться.

 

Фото автора.

Остановились на околице последней на этом маршруте деревни и перегрузились на снегоходы с санями в сопровождении обутого в гусеницы «Арго». Решено было прогнать участок смешанного леса с вкраплением заброшенных полей, поросших мелким березняком. На стрелковой линии виднелись трехметровые полувышки, стоящие с интервалом по 200–300 м, обеспечивающие хороший обзор и безопасность при стрельбе.

Вышки были установлены егерями с учетом постоянных переходов зверя в ходе загонов и служили не один сезон. Многочисленные свежие наброды сохатых прибавили охотничьего энтузиазма.

НА НОМЕРЕ

Охотники, имевшие нарезное оружие, занимали свои номера. Тем временем егеря с собаками отправились в загон. Азартных лаек пришлось вести на привязи во избежание раннего подъема зверя, по времени находящегося на утренней жировке. Замыкал шеренгу загонщиков егерь Петрович с русской выжловкой, носящей не совсем собачью кличку Мурка. Она была главной заводилой в охотничьем собачьем сообществе, азартной, с сильным доносчивым голосом.

По словам егерей, выжловка неплохо работала по копытным, что навевало мысль о ее браконьерском прошлом. Года три назад Мурка была снята с гона егерями у залетной  браконьерской компании, впоследствии не появлявшейся на территории охотхозяйства, и успела себя проявить как хорошая работница с предпочтением крупного охотничьего объекта.

Зайца и лисицу она тоже работала, но частенько переключалась на лося и кабана.

Заняв свой стрелковый номер, я приготовил оружие, огляделся. Прямо передо мной, метрах в восьмидесяти, стояла стена леса, по флангам было открытое пространство с мелколесьем. Отчетливо просматривались соседние стрелковые номера с застывшими на полувышках охотниками.

Минуты ожидания, тишина, нарушаемая лишь голосом кружащей над лесом «лосиной птицы» — вóрона. Он явно засек готовящуюся охоту и ожидал свежей порции лосиных потрохов. На позывные собрата появились еще два ворона, принявшиеся описывать круги.

Мое внимание привлекла крупная птица с впечатляющим двухметровым размахом мощных крыльев, внезапно появившаяся из-за высокого березняка. Это орлан-белохвост совершал облет территории, надеясь тоже поживиться мясными деликатесами. Кочующие белохвосты встречаются в этих угодьях постоянно в сезон охоты на копытных, получая регулярную подкормку в виде отходов после свежевания добытого зверя.

Этакая «биотехния» для редких пернатых хищников в некоторой мере помогает им продержаться зиму. Временами в таких же условиях приходилось наблюдать и беркута. Орлан скрылся за пологом леса, а я, к величайшему сожалению, так и не успел достать свой «Кэнон», спрятанный от мороза под курткой.

 

Зверь взят. Теперь его доставят на базу для разделки. Хорошо, если охотпользователи позаботились о такой транспортировке. Фото автора.

А тем временем ожившая рация оповестила стрелков о начале загона. Послышались далекие крики загонщиков. Минут через десять  заголосили собаки, что тотчас вызвало прилив адреналина.

Отчетливо был слышен низкий басовый «башур» работающей гончей. Зверь в загоне! Естественно, каждый стрелок жаждал выхода зверя именно на его номер. Здорово, если выйдет бык, не сбросивший рога. В памяти всплыли стихи поэта Михаила Смирнова, старого друга: «Из леса вышел лось красавец, на мир взирая свысока; я положил дрожащий палец на сталь холодного курка…».

От мыслей отвлек отчетливо донесшийся шум пробиравшегося сквозь густой подлесок животного. Это заставило мгновенно мобилизоваться, поднять «Антонио Золли» и приготовиться. Невидимый в зарослях зверь осторожно продвигался вперед, временами останавливаясь и, по-видимому, напрягая чутье и слух, оценивал обстановку.

Выдавало его лишь редкое потрескивание сушняка. Голоса загонщиков и работающих собак звучали в отдалении. Минуты ожидания показались бесконечными. Внезапно лес распахнулся, выпустив, как камень из пращи, несущегося в вихрях снега крупного секача. Одинец пронесся прыжками в полусотне метров, мелькнул в редколесье и исчез так же внезапно, как и появился.

Кабан не входил в перечень разрешенных на этой охоте объектов, и я проводил его взглядом без особого сожаления, учитывая его специфический запах в период гона, зачастую сводящий к нулю гастрономические качества трофея.

К тому же этот экземпляр был носителем хорошей кабаньей ДНК, столь необходимой в нынешней сложившейся печальной ситуации со стремительным падением численности кабана в большинстве охотничьих угодий. Собаки в загоне его не обнаружили, продолжая работать, видимо, по сохатому.

Вскоре егерь сообщил по рации, что в загоне минимум четыре-пять лосей, включая корову с теленком.

 

Наличие в охотхозяйствах высокопроходимых автомобилей и вездеходов облегчает охоту по белой тропе. Фото автора.

ЛОСИ В ЗАГОНЕ

Мысленно пожелав секачу не попасть под каток «регулирования численности в рамках борьбы с АЧС», я сосредоточился на происходящем в окладе. Приподнял настроение второй загонщик, сообщивший по рации, что хорошо рассмотрел бегущего впереди быка.

Мне подфартило увидеть пронесшегося почти под вышкой беляка, полностью одетого в зимний камуфляж. На этом везение натуралиста закончилось. Собаки, продолжая отдавать голос, работали по зверю, которого загонщики поджимали к стрелковой линии.

Тот шел явно не к моему номеру; по-видимому, удача на сей раз улыбалась соседу слева, чья полувышка находилась от моего номера метрах в двухстах. Справа от моего номера в отдалении, у крайних стрелковых полувышек, азартно гнала выжловка.

Голос гончей приближался к стрелковой линии, и через пару минут донеслись выстрелы облагороженной «мосинки» одного из зверовщиков, любителя стиля милитари. В эфире прошло сообщение, что взят бык.

Неподалеку в загоне тоже работала метисная остроушка, облаивавшая, как оказалось, корову с телком. Эта парочка сохатых перескочила линию рядом с номером моего соседа справа, естественно, без выстрела, сопровождаемая собакой.

Следом с коротким интервалом проскочила одиночная молодая телка. Разочарованный стрелок опустил карабин. Больше выстрелов на линии за пределами видимости не было. Значит, зверь еще находился в загоне. Подтверждением этого были все более отчетливые голоса азартно работающих собак.

Мой сосед слева поднял к плечу своего «австрийца». Кто вышел на его номер, мне пока не было видно из-за полосы подлеска, скрывающего зверя. Но вскоре мне удалось рассмотреть крупного быка, неспешно бегущего вдоль опушки. Моему другу выпал фарт: бык еще не сбросил рога. От стрелка до цели было чуть более сотни метров.

В морозном воздухе прозвучал хлесткий выстрел, и до меня донесся шлепок попавшей пули. Сохатый сбавил ход, перешел на шаг и, на миг остановившись, медленно завалился. Выскочившая следом пара лаек подбежала к поверженному лосю и, убедившись, что трофей взят, улеглась рядом.

Загон закончился, егеря вышли к номерам. Прозвучала команда «Отбой». Разрядив оружие, получив добро от руководителя охоты, мы направились к добытому трофею.

Однако с планируемой фотосессией пришлось повременить: злобный русско-европейский кобель никого не подпускал к добыче, демонстрируя впечатляющий звериный оскал на испещренной шрамами от былых сражений морде.

Вскоре подошедший хозяин взял грозного стража на поводок и привязал к сушине. Участники собрались у добытого быка, поздравляя удачливого героя дня. Сохатый еще не успел сбросить пару симметричных рогов по три отростка.

Попадание из австрийского «Рослера-Титана-6» .308-го калибра было по месту, с поражением сердца навылет. Но, прежде чем рухнуть, зверь успел пройти метров тридцать,

 

ЧИТАЕМ СЛЕДЫ.
По следам на снегу можно определить направление движения и примерный возраст зверя. Особенно четкие отпечатки лоси оставляют по мелкоснежью и на припорошенном льду.
В среднем копыта передних конечностей у старых лосей имеют размеры 16х13 см у быка и 14х10 см у коровы. У сеголетков они значительно меньше — 10х9 см.
У самок передняя часть следа более заостренная, у самцов — более широкая и округлая. ФОТО RAUL6/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 4.0)

А в это время егеря доставили волоком на снегоходе второго добытого на крайнем номере быка, сработанного гончей. К полному разочарованию стрелка, бык недавно сбросил рога, о чем свидетельствовали еще не полностью засохшие «розетки».

Крупный зверь с изношенными зубами был уже в возрасте и, по-видимому, имел достойное украшение с «лопатой» и несколькими отростками. Впрочем, это не показатель.

Мне доводилось видеть добытых быков в полном расцвете сил, но с небольшими рогами оленьего типа, иногда просто в форме «вилок», увенчанными парой длинных отростков. По словам стрелка, лось вылетел из-под гончей на приличной скорости.

Потребовалось приложить сноровку, чтобы выцелить по месту бегущего на махах зверя и пустить две полуоболочки, поймав момент, когда тот пересекал более открытый участок. Первый промах был исправлен вторым выстрелом. Вторая пуля, угодившая в позвоночник, и остановила быка..

ВТОРОЙ ЗАГОН

Стрелки часов показывали полдень, для следующего загона оставалось несколько часов светлого времени. Пока егеря транспортировали добытых лосей к месту разделки, у нас оставалось немного времени на небольшой перекус, после чего  объединенная «ягдкоманда» после короткого совещания переместилась в соседний егерский обход, последняя охота в котором проводилась по чернотропу пару недель назад.

В этом обходе стрелковая линия также была оборудована стандартными трехметровыми стрелковыми полувышками. Местность здесь была более облесенная, с густым бредняком, подступавшим местами близко к стрелковой линии.

В ходе предсезонных субботников члены местного охотколлектива подготовили этот участок угодий для планируемых загонных охот, и мы были им очень благодарны. Перед каждой полувышкой и по флангам были разрежены особо мешавшие кусты, мелкий подрост, что значительно улучшало обзор, способствовало эффективности стрельбы и повышало технику безопасности.

В других условиях прицельная стрельба по вышедшему на номер зверю была бы проблематична или попросту опасна для участников охоты из-за плохой видимости и возможного рикошета пули от густой поросли. Использование нарезного оружия в данной ситуации было бы под вопросом.

 

Лось добыт. Свежевать! Фото автора.

Видимость на этом участке угодий из-за облесенности была заметно хуже по сравнению с предыдущим загоном. Дистанция надежного выстрела с полувышки в случае выхода зверя на номер не превышала 50–70 м и до 100 м по флангам. Соседние стрелковые номера хорошо просматривались.

Из-за пересеченной болотистой местности этот загон обещал быть более длительным. Пришлось полчаса ожидать его начала, наблюдая за перелетающими стаями дроздов-рябинников, оставшихся на зимовку благодаря урожаю кормов, за кружащим над перелеском мохноногим канюком-зимняком, стайкой синиц-гаичек в компании обыкновенной пищухи, обследовавших ствол ольхи рядом с полувышкой. Внимание привлекли горланящие сойки.

Присмотревшись, я понял причину их беспокойства: вездесущие  говорливые красотки с бирюзовыми украшениями на крыльях обнаружили своего недруга — длиннохвостую неясыть, присевшую на ближнюю ель.

Сова, распушив оперение и вмиг увеличившись в размерах, заняла присаду на еловой лапе, ничуть не реагируя на мельтешащих орущих соек. Через несколько минут этот концерт ей, по-видимому, осточертел. Неясыть бесшумно соскользнула с присады и скрылась в лесу.

Начался загон, последний на сегодня. Голоса загонщиков донеслись минут  через десять. Собаки пока молчали, обследуя лес. На удивление, они не зацепили одиночную молодую маралуху, невесть откуда появившуюся в мелколесье.

На миг задержавшись перед стрелковой линией, она одним прыжком перемахнула открытое пространство между двумя соседними полувышками, мелькнув белым «зеркалом» в чащобе позади. Небольшая популяция марала обитала в охотугодьях сопредельного охотпользователя, звери периодически совершали заходы в здешние урочища.

ВСЕ БЛИЖЕ, БЛИЖЕ ЗЛОБНЫЙ ЛАЙ

Собаки подали голоса внезапно, невдалеке от стрелковой линии, заставив вмиг мобилизовать все охотничьи рефлексы. Гон то приближался, то удалялся. Зверь крутился в окладе, не особо желая выходить на линию. Вскоре в эфире прошло сообщение, что собаки работают по трофейному быку.

Сохатый попался бывалый, загонщикам пришлось приложить максимум усилий, чтобы выдавить его к номерам. Направление воздушных масс зверь в этот раз игнорировал, упорно пытаясь развернуться и уйти обратно в загон.

Подшуметь его стрелки, стоявшие достаточно далеко, не могли, направление ветра соответствовало верной тактике загонщиков и поведенческим особенностям сохатых, как правило, не желающих идти по ветру на номера. По-видимому, быку уже доводилось избегать контактов с охотниками именно подобным способом.

Загонщики плотнее сдвинулись, приближаясь к работающим собакам. Разумеется, каждый стрелок мечтал, чтобы Диана улыбнулась именно ему и послала удачу. Вновь к месту промелькнуло в памяти: «Жду решающего мига, ближе, ближе злобный лай… Как тут сложится интрига? Ты попробуй угадай!» Спасибо другу Мише за его талант, его стихи я часто вспоминаю на охотах.

В этот раз мне вновь довелось лицезреть зверя. Сначала глаза уловили мелькание белесых «кальсон» сохатого меж стволов, а спустя пару минут из-за лесного полога появился крупный трофейный бык.

Он остановился в мелколесье напротив моего номера метрах в семидесяти. Между нами располагалась довольно обширная открытая полузамерзшая болотина, пересечь которую сохатый не спешил.

Подержав зверя в перекрестье оптики, я понял, что стрелять бессмысленно: быка закрывал частокол мелкого осинника и березняка, прицельный надежный выстрел по убойному месту был исключен. Оставалось уповать на то, что зверь продвинется еще хотя бы на несколько метров, дав мне шанс.

На облаивающих его двух лаек и подлетевшую Мурку бык не обращал внимания, продолжал шевелить «локаторами», поворачивая голову, увенчанную неплохими рогами. Если бы позволило расстояние до цели, то в данной ситуации несомненное преимущество было бы за гладким стволом и латунной пулей Рубейкина, прекрасно работающей в мелколесье без рикошета, как показал в свое время опыт загонных охот в «докарабинную» эпоху.

Именно в подобных случаях проявляется преимущество комбинированного оружия.

В свое время создатель этой пули Олег Борисович Рубейкин рассказывал, что получил несколько благодарственных писем от зверовщиков-медвежатников, которым удалось избежать увечий и гибели при стремительной атаке раненого зверя, летящего на охотника в частом мелколесье и остановленного латунной пулей.

Сокрушая мои надежды, бык прослушал загонщиков и, развернувшись правым боком, рысью пошел вдоль лесной опушки, направляясь в дальний конец стрелковой линии. Проклятая поросль продолжала скрывать убойные места уходящего зверя, лишая меня верного выстрела.

Провожая взглядом мелькающего среди деревьев рогача, я надеялся, что моим друзьям повезет больше. Через несколько минут донеслись выстрелы соседей. Зверь все-таки вышел на стрелков. В эфире прошла информация, что сохатый после выстрелов пересек стрелковую линию и, явно тяжело раненный, шагом отошел в лес. Преследовавшие его собаки вскоре замолчали — верный признак того, что бык дошел.

Загон завершился. После команды «Отбой» стрелки покинули номера и собрались у крайней полувышки. Отличившийся стрелок в сопровождении егеря прошел по кровяному следу и сообщил по рации, что бык взят.

Удача улыбнулась местному охотнику, занимавшему самый крайний номер. Лось почти миновал всех стрелков, пробежал без остановки вдоль стрелковой линии и, попытавшись перескочить ее, чтобы уйти в спасительные заболоченные крепи, вышел на выстрел. Охотнику подфартило взять сохатого из старого доброго ТОЗ-34 ЕР, снаряженного «самокрутом» с подкалиберными пулями «Диаболо», отлитыми в старой пулелейке.

Стрелявшие перед этим по быку охотники, вооруженные нарезным оружием, не смогли остановить зверя развалившимися в густом кустарнике полуоболочками. Мой оружейный прогноз лишний раз получил подтверждение на этой охоте.

Короткий зимний день медленно уходил. Низкое солнце висело над верхушками елей. На потемневшем небосводе все явственнее прояснялся лунный серп.

Мы поздравили удачливого лосятника, добывшего завидный трофей с «лопатами» по семь отростков, и, погрузив сообща добытый трофей, направились к охотбазе.

Вечер мы посвятили очередному заседанию нашего «охотничьего клуба» с королевским ужином, приготовленным Сергеем Алексеевичем. Это не только опытный охотник-зверовщик, но и непревзойденный кухмистер, настоящий кулинарный гений.

После полного впечатлений охотничьего дня, проведенного на морозном чистом воздухе, аппетит у всех был просто зверский.

Источник: ohotniki.ru

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ